• СТРАХОВКА – ЭТО ВАЖНО! КУПИ ЗДЕСЬ!

     

Випассана в тайском монастыре: личный опыт

Это первый гостейвой пост в моем блоге – и, надеюсь, не последний. Я знаю многих, кто прошел випассану в разных монастырях Таиланда и остался очень доволен; тех, кто считает, что тайская випассана – очень лайтовый вариант того, что можно найти в Непале и других буддийских странах; тех, кто уехал после первого дня, тоже знаю. Надеюсь, опыт моей сестры кому-то покажется полезным и интересным. Я сама вряд ли сподоблюсь на подобное действо, так что будем считать, что пока что у нас «семейный» опыт в этом плане.

Поделись с ближним

…Утренний предрассветный туман окутывает территорию монастыря таинственной пеленой. Раздается тусклый металлический удар гонга, сначала робко, потом все настойчивее и настойчивее. Каждому удару вторит важный монастырский пес, звучно оповещая горную долину о наступлении нового дня своими пронзительными завываниями.

Смиренные послушники в бело-сиреневых одеждах заранее собрались в главной сале в ожидании монахов. Они расположились по периметру салы, сидя на коленях, поставив на холодный кафельный пол перед собой эмалированные миски, наполненные необычайно ароматным и пока еще теплым жасминовым рисом. Послушники-новички испуганным взглядом обводят окружающих, немо вопрошая, что делать; кто-то зябко ерзает, пытаясь найти удобную позу, кто-то кутается в застиранный флисовый плед и зевает.

Спустя минут десять после сигнала, предоставив возможность всем опоздавшим не опоздать, а всем незамерзшим – замерзнуть, появляются монахи. Они степенно проходят мимо послушников, которые, приподнимаясь, встают на колени, с уважительным поклоном возносят плошку до макушки своей головы, а затем кладут ложечку риса в чашу для подношений каждому монаху. Так начинается утро для послушника в буддийском монастыре Ват Па Там Вуа: с участия в постановке под названием «Церемония подношения риса».

Обеденный ритуал подношения яств разыгрывается несколько иначе, хотя идея не меняется: послушники продолжают усваивать урок о необходимости великодушно разделять свою еду с окружающими. Монахи во главе с настоятелем занимают свои места перед статуями Будды, женщины, сидящие на коленях, поочередно, по трое подползают к настоятелю и передают ему подготовленные угощения: блюда с мандаринами, виноградом и прочей едой. Настоятель сначала вопрошает: «А что у нас сегодня на обед?» Затем, «увидев» блюдо, протягивает: «Аааа, грейпс! Сеньк ю, сеньк ю!» – и благословляет первую тройку женщин, произнося уместное в любой ситуации «бьютифул». Они уходят, следом подползает вторая тройка. Далее блюда по конвейеру передаются мужчинами монахам. Блогеры, уже побывавшие в Вате Па Там Вуа, не забывают упомянуть, что атмосфера в зале во время подобных церемоний пропитана ощущением таинства и волшебства.

Если нельзя, но очень хочется, то можно (наверное)

В открытом обеденном зале царит непринужденная обстановка. Тут и там ведутся оживленные беседы: послушники активно выясняют друг у друга, кто откуда приехал и как долго собирается здесь оставаться, сначала в монастыре, затем в Таиланде.

Столик шумных итальях на все лады шутит про неудобную кровать – тонкую подстилку поверх циновки на холодном кафеле, подушечку 30х40 и два флисовых одеяла в катышках, – немка жалуется француженке, что сегодня дополнение к рису (вегетарианский вариант зеленого карри) очень острое и выжжет ей все нутро, попутно замечая, что сама она живет в монастыре уже два месяца и собирается как минимум столько же еще пробыть; растатуированный качок с бейджиком «silent and happy» с энтузиазмом рассказывает соседям по столу, о чем он делает заметки в своей тетради.

Тут и там слышен смех, хотя есть и такие, кто не хочет нарушать покой окружающих и тихонько чатится в своем айфончике. Потом, по возвращении эти люди будут с гордостью рассказывать, как они выдержали неделю в самом настоящем тайском монастыре.

Медитация

Первый урок медитации сегодня – медитация в движении. Со стороны выглядящая узниками, но на самом деле просто погруженная в свои мысли, колонна в белых униформах выходит на прогулку.

Тех, кто прослушал, что монахи поведут их по тенистой лесной тропе, вверх на гору, и фанатично не надел обувь, ждет сюрприз в виде влажных и холодных ощущений под ногами и неотмывающихся черных пяток. Нет, никто не жалуется, но красноречивые разглядывания подошв говорят сами за себя.

Впрочем, послушники рады подобной экскурсионной программе: с интересом заглядывают в расщелины, восхищенно тычут в страшные каменные лица, созданные природой на скалистых стенах; игривая таечка изображает руками рожки в желании повеселить своих приятелей: правильное сосредоточение сопутствует медитации.

Медитация в сидячем положении, следующая за медитацией в движении, – особенно приятная часть: после ходьбы действительно легче избавиться от мыслей, хорошенько сосредоточиться и… заснуть. Взору читера, открывшего глаза в течение медитации, предстает картина вздрагивающих время от времени людей, которые непроизвольно роняют свою голову и тут же, очнувшись от дремоты, пытаются вернуть ее в нормальное положение. Тем временем тайка в годах что-то фотографирует на телефон – фотографировала, кстати, и во время прогулки; им, местным, виднее, как тут себя надо правильно вести.

В завершении часа випассаны послушников ждет награда – медитация лежа, когда уже никто, кроме монастырского пса, деловито разгуливающего между рядами медитирующих, не сможет определить, кто спит, а кто нет. Ну разве что по сладкому храпу.

Тут и там на территории храма стоят стулья и скамейки, наверное, для желающих помедитировать на природе.

Впрочем, можно это делать и без стульев и скамеек.

Распорядок дня и песнопения

Подробнее с распорядком дня иностранца-послушника в лесном монастыре Ват Там Вуа можно ознакомиться здесь.

Да, утро действительно начинается в 5:00 – по крайней мере, «Утренние песнопения» в женской общей комнате: тоны сладкого посапывания складываются в дружный хор примерно до 5:40, пока кто-то самый ответственный не встанет и не нарушит своим громким шуршанием покой окружающих.

Кстати, самые везучие послушники размещаются на территории монастыря в отдельных домиках».

«Вечерние песнопения» происходят в общем зале. Настоятель говорит, на какой странице открыть книгу, где латиницей прописаны тексты стихов – сначала строка на пали, затем ее перевод на тайский и на английский. Настоятель своим приятным тембром, словно созданным для подобных песнопений, пропевает строку на каждом из языков в микрофон, послушники, которые пока не в силах уловить мелодию, но очень стараются, подпевают ему, другие делают это про себя.

Иногда настоятель пропускает несколько слов, дабы была возможность послушать, поет ли с ним зал или нет. В такие моменты извращенная фантазия начинает рисовать картинку, что, подобно певцу, выступающему на Лоллапалузе, певец должен обращать микрофон к зрителям и делать движение, выражающее что-то вроде «громче, я вас не слышу!»

Подпевать, в целом, несложно. В книге песнопений подробно отмечено, когда поет leader, когда all, когда нужно bow down and recite. Последнее, конечно, не совсем удобно: зал падает ниц, и минуты на две-три нестройный хор несколько ослабевает – но нет ничего невозможного на пути к высокой цели, если преодолеть себя. Но не всем преодоление дается легко. “I feel myself embarrassed!” – выдала по секрету француженка Ками своим очаровательнейшим акцентом с мягкими «эль», – “because I don’t understand why I should do this. For me it is just a physical movement”.

Медитацию предваряет подробный инструктаж настоятеля на тайском и английском. Его душевные получасовые повествования на тайском рассказывают, как настоятель путешествовал в Индию или как соревновался с настоятелем другого монастыря на Самуи, кто дольше просидит в медитации. Десяток присутствующих тайцев улыбается, ведь медитация и соревнование идут рука об руку. Остальная часть аудитории, человек 80 фарангов, скучает, но держится; вскоре терпение наиболее заинтересованных вознаграждается кратким переводом повествования: «Мы сейчас говорили о випассане».

Юмор настоятеля становится особенно изящен к вечеру, когда перед пожеланием послушникам спокойной ночи следуют напутственные слова: “Now you can go your room, this no hotel, no guesthouse, this wat, some room small room, some room big room, no big party! No Thai massage, na!» (Смеемся.)

Лилакс!

Это фрагмент примера инструкции по технике медитации. Кому как, но мои приложения с медитациями на телефоне инструктируют в разы лучше. Более того, именно благодаря этим приложениям я могла понять, что имеется в виду, когда слышала эту прекрасную речитацию.

Обучение буддизму или медитации?

И тайские, и иностранные послушники, с которыми довелось пообщаться, сходятся во мнении, что здесь пытаются обучать в первую очередь буддизму, и буддизму в части его ритуальной составляющей: как правильно преподносить еду монахам, как правильно класть земные поклоны, куда правильно класть книгу с песнопениями, почему необходимо сидеть на полу, а не на подушке, и т.д. – но никак не технике медитации.

Медитация идет как некое приложение и приятное дополнение к этим ритуалам, которое от всего излечит-исцелит. По крайней мере, чудодейственное избавление от гнева и депрессии при помощи випассаны обещают тут и там. Только не покидает ощущение, что счастливые обещальщики никогда не сталкивались с настоящим гневом и депрессией, поэтому им сложно дать конкретные советы, как перестать их ощущать, кроме весьма общего – «практикуйте випассану».

Одухотворенные лица

Я не исключаю, что для некоторых подобный формат подходит. Я видела одухотворенные лица – преимущественно, мужчин – в медитации в движении, и их неподвижные спины (в зале женщины занимают места с пятого ряда, потому что первые четыре отведены мужчинам) во время сидячей медитации. Кажется, что женщинам медитация дается с большим трудом – наверное, слишком они заморочены судьбами голодающих африканских детей. Женщины спят, зевают, фотографируют, смотрят по сторонам, ходят попить. Я ждала, когда же у кого-нибудь зазвонит телефон во время медитации. Долго ждать не пришлось!

Идиотов (простите) действительно много. В нашей общей комнате заболела девочка, ужасный кашель прогрессировал за ночь – сон на полу этому несомненно способствовал; не нужно было быть термометром, чтобы понять, что человека жестоко лихорадит. На следующий день послушница была совсем без сил, пропустила завтрак и решила ретироваться в ближайший госпиталь в двух часах езды от монастыря. Совет, который она получила от другой послушницы, видимо, уже находящейся на пути к просветлению и пониманию сути вещей, восхищал своей добродушностью: «Тебе следует пойти помедитировать с нами! Ты выглядишь совсем неплохо, у тебя есть свет в глазах!» Да, когда взгляд стекленеет от высокой температуры, кто-то может принять это и за свет в глазах.

Но как бы то ни было, кому-то удается здесь найти «свой путь», за которым они так рвутся на випассану, кому-то – получить бесплатный приют и жилье на какое-то время, которое может и не ограничиваться обозначенными на сайте десятью днями, а кому-то – хотя бы просто научиться сосредоточению. Если есть цель, то при правильном старании можно не обращать внимание на окружающих бездельников, коих в рядах послушников полно, и стремиться, стремиться…

Личные соображения на тему

Для себя я определила «випассану» в Вате Там Вуа словами «разочарование» и «потеря времени».

Медитировать можно в любом месте, а если ты при этом еще и не мерзнешь, то на качестве медитации это сказывается только положительно.

Участие в религиозных ритуалах для небуддиста вряд ли имеет какой-то смысл: познакомиться с теоретической составляющей и основами буддизма, несомненно, полезно и расширяет кругозор, но преклонение колен не по своей воле и даже не своему божеству – момент однозначно спорный.

Вегетарианство, которое не принято изнутри, а навязано извне и преподносится в виде ограничения, большинством послушников-мясоедов воспринимается как пытка и как то, что «нужно вытерпеть», пока ты проходишь курс випассаны – а, наверное, начинать следовало бы с того, какую идеологическую подоплеку имеет специальная буддийская диета.

Дело бы шло лучше при отсутствии языкового барьера и при более правильной организации учебного процесса, и, будем надеяться, что все впереди. Было бы также здорово, если бы люди, которые едут туда, для начала понимали бы, зачем они это делают, поскольку их поведение заставляет сильно в этом сомневаться.

В целом, я довольна поездкой, поскольку опыт посещения тайского храма я планировала еще семь лет назад, но тогда, благодаря посту в одном блоге, подумала, что морально не готова. Сейчас же решила, что я имею представление, зачем мне это нужно, тем более исключительно вегетарианская диета, которой я в данный момент невольно придерживаюсь, как ни странно, предлагалась только в этом монастыре – из всех мест, которые я рассматривала.

Главным открытием во время пребывания в монастыре для меня явилось то, что медитировать я, оказывается, прекрасно умею – и лежа, и сидя, и в движении, и, более того, практиковала это едва ли не с детства. Во время пребывания в монастыре счет времени теряется (мне хватило одного дня, чтобы запутаться в днях недели) и размывается; представляю, как сносит крышу послушникам после длительного пребывания, если даже я чувствовала себя супер-обновленной и окрыленной после пары дней. Но формат определенно не мой, так что полученные знания планирую углубить, но однозначно не в подобном месте.

А вообще, практикуйте випассану и будет вам счастье.

Коротко о главном

Кратко – несколько дополнений:

• Как добраться, написано на официальном сайте монастыря. По поводу обратного пути проинструктируют волонтеры. Мы, к примеру, уезжали в Пай на автобусике-сонгтхео (по типу чиангмайского) по 100 батов с носа, который в 8 утра подъехал непосредственно ко входу в монастырь. В кузове нас поместилось 13, правда, одной девочке пришлось два часа сидеть на подножке, а одному мужчине – на этой же подножке стоять. Время в пути на микроавтобусе от Чиангмая – 5 часов, от Пая – 2 часа, от Мэхонгсона – 1 час.

• Белые одежды, вопреки информации на сайте, готовить самостоятельно не нужно – они предоставляются, поскольку послушникам запрещено стирать и развешивать сушиться одежду. Только учитывайте, что в тайских туалетах туалетная бумага отсутствует как класс, и желтые разводы на предоставленных «чистых» казенных штанах как-то совсем не вдохновляют. У меня была своя одежда, ее можно купить в частных магазинчиках, которые опознаются по статуям Будд и запаху благовоний; комплект из рубашки с коротким рукавом и штанов на резинке стоил 260 батов.

• Полотенца не выдают – берите с собой.

• Мытье своей тарелки – забота каждого послушника. Средства для мытья посуды агрессивные, на чувствительной коже сразу высыпает аллергия, так что имейте в виду.

• К слову о гигиене и санитарии: тарелочки с рисом, которые подготавливаются для монахов с утра, проходят по конвейеру через десяток рук послушников, потом стоят на полу, по которому любит побродить монастырский пес и так далее. Завтрак ты потом ешь из этой же тарелочки. Нет, никто не отравился.

• Размещение в общей комнате для девочек в холодный сезон – то еще испытание: спать холодно. Вместо холодно читай вредно. У меня в первую ночь заложило нос полностью, что дышать я могла только через рот и смотрела красочные сны о том, как жадно пью воду и, вновь вернув способность языка двигаться, иду к настоятелю сообщать о своем решении покинуть монастырь, так как мне здесь не дышится.

• Из говорящих на тайском и английском монахов по-английски по факту – складно и без запинок – говорит только один, проводивший у нас факультативные занятия с группами желающих в свободное время после 16:00. Ему также можно было задать вопросы по технике випассаны или уточнить какие-то другие детали; на вопросы он с энтузиазмом отвечал, хотя все равно все сводилось к общему совету очистить голову от мыслей и предаться медитации.

Бонус-трек: виды по пути в монастырь.

4 комментария

  1. Галенэль

    Ух ты, первый негативный отзыв о Там Вуа!
    Я, впрочем, видела, что некоторых там корежит, но всегда удивлялась, как такое может быть.

    • Сестра читала твои посты перед посещением монастыря как раз и даже, в общем-то, насколько я поняла, именно благоодаря им и выбрала этот монастырь. Ее не корежило, ей просто не понравилось.

      • Галенэль

        Ну тут каждому свое, конечно.
        Я вот слышала (но не читала ни разу), что некоторым там плохо становится, непереносимость внутренней тишины.

        • Галенэль, я очень рада, что попробовала)) и спасибо вашим постам. Но у меня, видимо, были немного завышенные ожидания — и по уровню тишины (люди разговаривали и пытались вовлечь других в диалог, совершенно свободно пользовались гаджетами в общественных местах, я же настроилась на пребывание в мире, где каждый в себе), и по отношению работников-волонтеров (часто надменно-поучительному), ну и была не готова участвовать в религиозных церемониях, не имеющих отношения к моей религии, смысл которых ещё особо никто и не пытался донести. Да, при помощи медитации можно было от всего этого отстраниться и отрешиться. Но зачем ехать медитировать за тридевять земель, где так же много отвлекающих факторов, как если никуда не ехать? Так что я приняла решение не бороться с возникшим когнитивным диссонансом))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *